Мы обучаем НЛП / Нейро-лингвистическому программированию /

СССР 1990
СССР 1990

НЛП в СССР

Печать Эл. почта
(4 голосов)

Так получалось. что когда я жил в СССР, в молодости, я чаще обращал внимание на людей, готовых и заинтересованных высказать или отстоять своё мнение, чем поинтересоваться мнением другого. По крайней мере, моим мнением они интересовались мало. Возможно и от этого такие люди кажутся... , кажутся заметнее. И люди эти не редко стремились повлиять на мою жизнь тем, чем умели. И им надо было услышать и согласовать вместе цели разных людей, включая и меня, и себя самих. Но слышали они в основном самих себя. Такая у них была привычка.

И когда я размышляю о подобных людях и привычках сейчас, я задаю тот вопрос, который кто-то так и не готов услышать: "А можешь ли ты хоть теперь узнать моё мнение? Я же тебе не чужой?". Но в реальном общении я даже не успеваю задать этот вопрос, потому что слышу сразу речевой примитивизм: "Ваше мнение нам известно". Как будто какая-то "толпа" хором общается не со мной, а со своим очень удобным представлением обо мне. И у этого "народа" нет времени не то что подумать, а даже услышать другого. И тем не менее, я бы хотел рассказывать в своём блоге иногда и то, что кому-то уже известно, убеждаясь снова и снова, что "кашу маслом не испортишь". Детали создают реальность. И два умения, первое - вовремя спросить, и второе - услышать значительно дороже способностей навязать и заставить. Особенно, если ты живёшь своим мастерством нлп коммуникации.

Я изучаю и пользуюсь Нейро-лингвистическим программированием (нлп) с 1989 года. В то время я учился в Ленинградском государственном университете на дневном отделении факультета психологии. И как раз раздобыл (благодаря Нике Травниковой, cпасибо Ника), распечатанный на печатной машинке перевод книги (надо сказать, уже слегка устаревшей, со слов Джона Гриндера, классика нлп) «Из лягушек в принцы» Джона Гриндера и Ричарда Бендлера. Информация о нлп была скудной. Хотя можно было и что-то найти. Например, найти очень навязчивую рекламу Видео-кассет с курсами похудения и веганства от молодого парня Энтони Робинса в американском журнале «Psychology Today». Или статью эстонского психолога (если не ошибаюсь) в сборнике Тартуского университета, с размышлениями о Нейро-логических уровнях, впрочем он указывал что сам является автором данной модели и о НЛП не упоминал.

Кое-что в 1989 году о НЛП знали в Ленинградской Клинике Неврозов, и Ленинградском ГИДУВе, где работала психолог Лычагина, кое-что слышали и знали в МГУ и НГУ. По сути, несколько любознательных студентов НГУ и НГПИ начали первыми читать и переводить книги по НЛП. И прежде всего в книгах всех интересовали практичные, "волшебные" техники НЛП. Книги стали популярны среди узкого круга психологов-практиков и психотерапевтов, которые остро нуждались в современных практичных и эффективных инструментах помощи людям, попавшим в беду или развивающим свои психологические навыки коммуникации, общения. Тут полезно сказать, спасибо Денису Суходольскому, тогда студенту и моему коллеге, который помог мне начать изучать NLP по книге «Структура магии», распечатанной на ротапринте (Денис давно работает в Йельском университете, большой ему привет).

Собственно, книга «Структура магии» и стала для меня первой прочитанной профессиональной книгой о НЛП. И с ней я провел в 1990 году несколько социально-психологических тренингов для своих коллег с вечернего отделения ф-та психологии, обучая и тренируя основам НЛП их и обучаясь сам. В 1990 году, с октября по ноябрь я прошёл свой первый семинар по НЛП, тренером которого был на тот момент просто «Сертифицированный Практик НЛП» Алексей Ситников (он один из первых, ещё Советских НЛП-еров).

Надо сказать, что на том семинаре в городе Петродворец были и другие тренеры-ассистенты, но это отдельная история. Признателен я и Алексею Куртову, молодому со-организатору того семинара-тренинга в дворце-пансионате «Знаменка», нашедшего удобный вариант моего обучения в среде начинающих политиков и руководителей ещё Советских предприятий. Попасть студенту, имеющему небольшую стипендию, на такой семинар былo почти невозможно. Но Алексей Куртов и Алексей Ситников помогли. И я участвовал в прекрасном НЛП семинаре-тренинге. И оказалось то, что НЛП это далеко не книги с множеством техник, а практика, много практики. А узнал я об этом семинаре благодаря моей наблюдательной маме, которая зная мои психологические интересы, обратила внимание на рекламу о дорогущем семинаре-тренинге в ленинградской газете «Смена». Тогда об интернете никто не слышал. Все читали бумажные газеты и журналы. И эта молодежная, перестроечная газета была весьма популярна.

В неспокойном 1991 году (Ленинград стал Санкт-Петербургом, а СССР развалился) мнe повезло весной поучиться у Джефри Зайга, ученика гипнотизёра Милтона Эриксона. Зайг знал про НЛП. И мнение тогда о нейро-лингвистическом программировании представлялось Джефри примерно так: "НЛП - это 25% гипноза. Эриксоновская терапия - это 100% гипноз".

Осенью того же года я нашел спонсоров (помогла коллега Елена Гуркова, весьма признателен вам, Елена) в одном из будущих Нефтяных концернов, осваивающих полуподвалы у Мариинского дворца СПб, и попал на первый, и как оказалось, последний в СССР профессиональный курс НЛП Практик сертифицированного тренера Мерелин Аткинсон (Marilyn Atkinson), Канада. Там же учились обаятельная Елена Виль-Вильямс, Александр Корягин, Татьяна Муладжанова и еще много хороших людей из разных городов России, СССР, ставших в последствии известными экспертами НЛП. В декабре 1991 года я стал Сертифицированным Практиком НЛП. И я начал понимать, что нейролингвистическое программирование это нечто более многогранное и многомерное. Что это не только приемы, техники, знания и способ манипуляции людьми, которые могут пригодиться вам в работе . И НЛП есть не только психотехнология... И что такое НЛП повезет познавать в своей жизни еще много раз при самых разнообразных обстоятельствах.

НЛП в СССР

Последнее изменение Среда, 11 октября 2017 18:26

Оставить комментарий

Звоните нам

+7 900 635-99-44